электронная версия
ISSN 1829-5351
Республика Казахстан

Образование не имеет точки насыщения


 Актуальная проблема:

Тема  номера

в текущем номере

 







 

 

№ 2 (193) февраль 2020

Будущее педагогики: традиции, цифровизация, быстрое развитие

От редакции. Продолжаем публикацию материалов заочного круглого стола, организованного редакцией «Открытой школы» и кафедрой педагогики и образовательного менеджмента факультета философии и политологии КазНУ им. аль-Фараби.

В этом номере помимо заявленной ранее статьи А.К. Мынбаевой, в которой автор акцентирует внимание на Педагогике 3.0 и цифровизации образования, предлагаем материалы, присланные в редакцию из Петропавловска (Казахстан) и Грозного (Россия).


Эвтагогика и цифровизация образования: новые подходы в педагогике

А.К. МЫНБАЕВА, доктор педагогических наук, профессор кафедры педагогики и образовательного менеджмента факультета философии и политологии, Казахского национального университета им. аль-Фараби, г. Алматы


Посредственный учитель излагает. Хороший учитель объясняет. Выдающийся учитель показывает. Великий учитель вдохновляет.

Уильям Артур Уорд


В июле 2016 года на всемирном психологическом конгрессе в Японии, в котором мы участвовали с группой коллег, ученый Hiroshi Ishiguro [1] продемонстрировал робота-андроида, полную свою копию, который умеет вести диалог с человеком на обыденную тематику (http: //www. icp2016. jp/program/keynote_speaker/Hiroshi_Ishiguro. html) и даже читать отрывки лекций. Запись его доклада на английском языке на другой конференции 2012 года можно увидеть в ютубе (https: //www. youtube. com/ watch?v=C-rp75OO0sM) [1]. Когда смотришь на человека и его, ничем от него не отличающийся, андроид, начинаешь теряться. Где же настоящий человек? В своих видео Хироси Исигуро – японский ученый, профессор в области робототехники и искусственного интеллекта показывает разные типы андроидов, даже размером со смартфон. В данном видео он также рассказывает о созданном андроиде-актере (см. стоп-кадр видео). Если учесть, что смартфоны завоевали мир фактически за два десятилетия, то, может, будет утопично сказано, но не так и далек тот день, когда вокруг нас появятся роботы-андроиды, способные выполнить простые операции и помочь человеку.

Готовы ли мы к такому вызову? Какие изменения грядут в обучении? Как меняются школьники и студенты?

Вот как сравнивает особенности нового поколения с поколением ХХ века профессор Хельсинского университета Кирсти Лонка (Финляндия, 2014) (таблица 1) [2]. Похожую таблицу составил и проф. Б. Бридчка (Чехия, 2012) [3].

Таблица 1 – Отличие современной практики обучения в школе и нового «социально-цифрового поколения» (Лонка, 2014; Бричка, 2012)

Подчеркнем, что виртуальная реальность важна для современного школьника, студента; стала естественной средой нашей жизни. Как и то, что многие новые профессии направлены на работу в виртуальных мирах человека (программист, режиссер, писатель, артист, дизайнер софтов и др.).

К. Лонка пишет, что под «социально-цифровыми технологиями понимаются интегрированные системы техники, социальных медиа и интернет, которые обеспечивают постоянное и интенсивное онлайн-взаимодействие с информацией, людьми и артефактами»; социально-цифровое участие – «новая концепция практики неформального, социально-цифрового опосредованного участия» [2].

Интересно понимание «поверхностного» и «глубокого»/«глубинного» подхода в получении знания. «Заучивание текста и зубрежка, не обращая внимания на смысл, понимание, – известны как поверхностный подход, и целостностная и критическая оценка, исследование материала известно как глубокий подход». «Поверхностное обучение – поверхностный подход – это воспроизводство знаний, регламентированное педагогом обучение, пассивная эпистемология, двойственное видение и потребление знаний. Глубокий подход, трансформация знаний, саморегулируемое обучение, активная эпистемология, релятивистские представления и построение знания – подход, который может привести к более глубоким уровням обучения (LonkaK., 2014) [2]. Наша задача – стимулировать глубинное обучение учащихся. Рассмотрим, как это связано с особенностями организации памяти (таблица 2).

Таблица 2 – Классификация видов памяти (Щербатых Ю.В., 2008) [4]

Из таблицы 2 ясно, что задача педагога – создать условия, проектировать задания для перевода учебных знаний из мгновенной, кратковременной, оперативной памяти в долговременную, то есть использование методов, стимулирующих словесно-логическое мышление, диалог, высказывание учащегося, обмен их смыслами. С другой стороны, учащиеся предпочитают визуальный код информации, поэтому в процессе обучения на каждом занятии все больше и больше используются мультимедиа, видеоотрывки, методы визуализации. Педагог стимулирует обсуждение, презентацию полученных знаний, умений, компетенций учащимися.

Классическая педагогика связана с формальным обучением и основывается на дидактике как теории обучения. В ней работают классические закономерности и принципы обучения. В предыдущей статье были изложены особенности Педагогики 2.0 – условно педагогики активного учения школьником, студентом, активного со-участия в процессе обучения. Для сравнения: идеи классической педагогики отражены в известных фразах: «Tabula rasa» – «Мозг ребенка – чистая доска», «Учащийся – сосуд, который мы можем наполнить разными знаниями». Ведущую идею Педагогики 2.0 можно соотнести с изречением Плутарха: «Ученик – не сосуд, который нужно наполнить, а свеча, которую нужно зажечь».

Педагогика 3.0 направлена на обучение с использованием глобальной сети интернет, большого разнообразия цифровых образовательных ресурсов и гаджетов. Педагогика 3.0 – это эвтагогика. Понятие Heutology (Эвтагогика – Хьютагогика) было введено в 2000 году Stewart Hase и Chris Kenyon как «форма самоопределяющегося обучения» (Halupa, 2018).

Основана на идее «двойной петли обучения», указывает, что у каждого человека есть ментальные карты и управляющие/мотивационные/ координационные переменные (Halupa, 2018). Суть «двойной петли обучения», в некоторых источниках «двойного кольца/цикла обучения», заключается в запуске процесса рефлексии, самоанализа процесса обучения и возможности самостоятельного расширения процесса обучения. То есть наблюдение за своим процессом обучения и попытка расширения своих взглядов, знаний через допонительное изучение новых теорий, новой порции информации, а для этого самостоятельный поиск или обращение к другим людям, интернету, мудрым книгам, друзьям, учителям… Таким образом, круг обучения расширяется… Автор теории Double Loop Learning – С. Argyris.

McAuliffe, Hargreaves, Winter and Chadwick (2008) предложили следующие принципы эвтагогики [5]:
- Знание, как учиться, является ключевым навыком.
- Педагоги больше сосредоточены на учебном процессе, а не на содержании образования.
- Обучение выходит за рамки конкретной дисциплины.
- Обучение происходит посредством самоизбранного и самонаправленного действия (Halupa, 2018).

Мы бы добавили, что эвтагогика связана с синергетикой, или, иными словами, может быть дополнена, продлена синергетическим подходом. Синергетическая теория связана с самоорганизующимися системами, обменом информацией и энергией со средой и между людьми, поточностью, а также с эффектом распределения (от хаоса к порядку) и усиления элементов (взаимообогащения) в сети. Синергетика – наука о самоорганизующихся системах. В Казахстане вопросами синергетики в образовании занимаются Жанабаев З. (1999), Мукушев Б.А. (2006) [6-7]. Самоорганизация – это процесс спонтанного возникновения порядка и организации из беспорядка (хаоса) в открытых неравновесных системах (Михайлова, 2012) [8].

В обычном понимании эвтагогика связана с самообучением и рефлексией. В цифровую эпоху новый мощный инструмент познания – система интернет. Многие авторы отмечают, что Хьютагогика, или Эвтагогика – это «сетецентрическая теория», основанная на коннективизме (Siemens, 2006) [9], рефлексии, метакогнитивных навыках.

В Педагогике 3.0 и Образовании 3.0 работают новые теории: коннективизм, теория потока, акторно-сетевая теория, ризоматическая педагогика и др. Новые теории изложены в книге Helen Beethamи Rhona Sharpe (2013) «Rethinking pedagogy for a digital age: designing for 21st century learning»: «Переосмысление педагогики для цифровой эпохи: дизайн в обучении 21 века» [10], которые в прошлом году были переведены на казахский и русский языки в Казахстане в рамках государственной программы 100 книг Национальным бюро переводов. Рекомендуем ознакомиться с ней и другими учебниками.

Условно данное течение мы называем «цифровой педагогикой», поскольку, с одной стороны, считаем его продолжением развития педагогической науки, с другой стороны, ориентированной на новое поколение – цифровое поколение, пронизанной и связанной с цифровизацией, некоторой «спонтанностью» или «случайностью» процесса обучения или самообучения в сети. Эти теории несколько изменяют процесс обучения, процесс его построения.

Теории потока: от М. Чиксентмихая к потокам в сети и др.

Американский психолог Михай Чиксзентмихай – автор теории потока – экспериментально исследовал состояние, которое возникает, когда человек погружен в свое дело, творчество. Он вводит термин поток (Flow). Респондентами его исследования были альпинисты, шахматисты, композиторы, хирурги, художники, танцоры и др. Творчеству характерно чувство слияния со своими действиями («слияние действий и осознания»), которое возникает в потоке, когда человек настолько вовлечен, погружен в то, что он делает в каждый момент, что у него исчезает чувство осознания самого себя как чего-то отдельного от совершаемых им действий [11]. Например, музыкант и его рояль, другой инструмент, когда он исполняет музыку. Свойства потока: потеря самосознания, опыт трансцендирования (мысленный выход за пределы себя, своего привычного окружения), аутотеличность опыта (достижение цели в себе самом) [11]. «Поток» не нуждается в преднамеренной рефлексии: ведет человека само действие. Слияние действия и осознания сопровождается потерей чувства времени – время протекает незаметно. В состоянии единения с окружающим человек расширяет свои личностные границы, становится частью чего-то большего, чем индивидуальное Я. Действия поддерживаются не их результатом, а переживанием процесса, самим опытом потока или течения.

Поток или течение в физике связано с жидкостью, которая течет… Например, вода в реке/ трубе имеет разные скорости течения, в середине скорость быстрее, у берегов/краев – меньше. Эта же система работает с транспортными потоками в городе. Похожая ситуация с потоком информации, энергией. Погружение в интернет, в соцсети похоже на поточность системы, происходит «слияние действия и осознания» у человека, изменяется время, ведет человека само действие. В сети учащиеся объединяются в группы, иногда случайные, действуют спонтанно и др. Задача, которую ставит перед собой учащийся, – попасть в позитивный, продуктивный поток, попасть в само такое состояние…

Познакомим кратко и с другими новыми теориями. Изложим еще две концепции из книги Helen Beethamи Rhona Sharpe (2013) «Переосмысление педагогики для цифровой эпохи: дизайн в обучении 21 века».

Согласно акторно-сетевой теории объекты (артефакты науки, технические комплексы, животные и др.) рассматриваются как действующие единицы социальных отношений. Созданный ресурс/компьютерная обучающая программа завлекает, инициирует действия и взаимодействие человека в среде, среда становится активной, хотя в данный момент в ней условно педагога может и не быть. Учащийся, кликая кнопки, погружается в данную среду, активно работает в ней, получает оперативно и мобильно обратную связь гаджета. Разработчики средств (в том числе педагоги) представлены лишь условно в ней. Чем лучше разработан софт, тем большее количество людей будут погружаться в него. Созданная электронная среда, обучающая программа, электронный образовательный ресурс, как динамическое средство обучения, также становится действующей единицей учебного взаимодействия, и ее статус повышается в процессе обучения. Если ранее мел и доска как средства обучения не были активными, без действий учителя и ученика они не были включены в процесс обучения, то сегодня электронная среда как динамическое дидактическое средство обучения и без явно включенного педагога носит уже активный характер, она притягивает и инициирует диалог цифрового поколения, предлагает варианты обучения, может оценивать учащегося и т.п. Фактически в средстве обучения представлен искусственный интеллект, в него передан интеллект разработчика.

Ризоматическая педагогика.

Rhizome (от франц. – «корневище») – термин философии постмодернизма, нелинейный способ организации целостности благодаря открытости и внутреннему креативному потенциалу. Введен в 1976 г. в книге Ж. Дезела и Ф. Гваттари «Ризома» [13, 12]. У ризомы нет «ни начала, ни конца, есть только середина, из которой она растет и выходит за ее пределы». Ризома не боится разрывов как переходов в состояние с отсутствием жесткой и универсальной стратификации, в отличие от структуры. В ризоме есть движение вдоль определенных линий с определенной скоростью, что напоминает потоки, одни из них ускоряются, другие запаздывают.

Как пишут Дж. Уин и Д. Локвуд, понятие «ризомы» указывает на попытку оторваться от западных иерархических – или «древовидных» – моделей, которые побуждают нас думать с точки зрения логики представления и воспроизведения уже существующих структур. «Для Делеза и Гваттари понятие «ризома» – плоская горизонтальная система по типу корневой системы разветвления – предполагает постоянную, преобразующую связность мира и представляет собой изменение древовидного типа логики отдельно стоящих «деревьев». Ризома отдает предпочтение связывающей линии понятий, чем изолированной точке зрения. Это бесконечно разрастающаяся совокупность линий, которые соединяются посередине. Связность составляющих компонентов, без центра, границ, начала или конца, является первым принципом ризомы. Принципы, связанные с ризомой, это – принципы гетерогенности и множественности. Ризома непрерывно самодифференцируется. Кроме того, она выражает картографическую логику производства новых связей, а не «копирующую» логику воспроизведения. Построенная на основе развития новых связей, «то, что отличает карту от копии-кальки, так это то, что она полностью ориентирована на экспериментальную работу с реальной ситуацией» (Deleuzeand Guattari 2004: 13). В ризоматическом картографическом столкновении, когда наставник и учащийся, педагог/учащийся и реальная ситуация соприкасаются, вступают в контакт, мир возникает заново в процессе взаимного «становления». Ничего еще не представлено. Ничего не связано, а только создается заново» [12].

***

Обобщим подходы Педагогики – Педагогики 2.0 – Педагогики 3.0. Если для классической педагогики конструкт знаний в голове школьника представляется четкой структурированной матрицей (таблицей: в каждой ячейке находится строго зафиксированное знание), в Педагогике 2.0 – это, образно говоря, разные конструкции кубиков (ученик сам выстраивает свою систему знаний, и уже нет единой такой системы; построенные конструкции из кубиков будут разными у разных людей), то в Педагогике 3.0 – это «ризома» (у сети знаний нет ни начала, ни конца, она прерывается и снова начинается…) /рисунок/.

Переход от теорий к теориям последователен, как и в практике обучения. Базовые знания, на наш взгляд, должны иметь фундаментальное построение, здесь мы используем традиционное обучение. Далее начинается выбор и разнообразие…

Обобщение изложенных подходов представлено в таблице 3 [14-15] в виде преемственности моделей развития образования.

Таблица 3 – Модели развития образования в мире (Саргсян, 2014; Шеманаева, 2016 и др.)

Говоря о цифровизации образования и эвтаго- гике, фактически выстраивается несколько другая педагогика, и именно ее основы мы закладываем у школьников, когда применяем активные методы обучения, проектируем в классе взаимообучение и взаимооценку детей, стимулируем самообучение. Однако, снова нужна грань, чувство Меры и Умеренность в такой работе. Мастерство педагога проявляется в сочетании традиций и инноваций исходя из особенностей детей, а также ожидаемых результатов обучения. Зададимся вопросом: сколько же времени на занятиях и в процессе обучения использовать традиционные, сколько активные методы обучения, а сколько цифровое обучение? Ответ на этот вопрос, конечно, каждый учитель озвучит самостоятельно.

В заключение отметим, что ранее Педагогика делала основной акцент на «знания, умения, навыки» (ЗУН), Педагогика 2.0 делает акцент на «компетенции», а Педагогика 3.0 на «способности» учащихся. Выявление и развитие способностей школьников и студентов, умение выстраивать процесс обучения для каждой личности ученика – главная и достаточно сложная задача современного образования. Цифровизация образования перетекает в диагностику способностей учащихся, создания креативной среды и предоставление разнообразия возможностей и ресурсов для обучения и саморазвития.

Литература

1. Hiroshi Ishiguro // https: //www. youtube. com/ watch?v=C-rp75OO0sM 2012 год https: //www. youtube. com/watch?v=Ou-x798lNSo https: //www. youtube. com/watch?v=G8tAAkYL5aY https: //www. youtube. com/watch?v=C-rp75OO0sM

2. Hietajärvi L. et al. Is student motivation related to socio-digital participation? A person-oriented approach //Procedia-Social and Behavioral Sciences. – 2015. – Т. 171. – С. 1156-1167.

3. Ing. Bořivoj Brdička (2012). Новые информационные технологии обучения // http://www. slideshare. net/bobr/ Режим доступа 30. 06. 2012.

4. Щербатых Ю.В. Психология предпринимательства и бизнеса. – СПб.: Питер, 2008.

5. Halupa C.M. Pedagogy, Andragogy, and Heutagogy //Transformative Curriculum Design in Health Sciences Education. – IGI Global, 2015. – P. 143-158

6. Жанабаев З.Ж. Синергетика знания: научные основы оценки учебной деятельности. – Алматы: Казак университетi, 1999. – 37 с.

7. Мукушев Б.А. Теоретические основы формирования синергетической культуры учащейся молодежи: автореф. дис. д-ра пед. наук: 13.00.01-8. – Караганда, 2006. – 42 с.

8. Михайлова Л.А. Концепции современного естествознания. – Спб.: Питер, 2012. – 336 с.

9. Siemens G. (2006). Connectivism: Learning Theory or Pastime for the Self-Amused? // http: //www. elearnspace. org/Articles/connectivism_self-amused. htm. Режим доступа 30.06.2012.

10. Rethinking pedagogy for a digital age: designing for 21st century learning / edited by Helen Beetham and Rhona Sharpe. 2013.

11. Психология. Введение в профессию / под ред. Е.А. Климова. – М.: Академия, 2008. – С. 34-35.

12. Битем Э., Шарп Р. Переосмысление педагогики для цифровой эпохи: дизайн в обучении 21 века. – Астана, 2019.

13. Deleuze G., Guattari P.F., Pérez J.V. Mil mesetas. – Pre-textos, 2004.

14. Саргсян А.С. Принципы и особенности развития эвтагогики как области педагогической науки // Человек и образование. – 2014. – № 3 (40).

15. Шеманаева М.А. PAH-continuum: от обучения к учению и автономии // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2016. – № S19. – 0,2 п.л. – URL: http: //e-koncept. ru/2016/76222. htm

16. Мынбаева А.К. Педагогика 2.0 и конструктивизм // Открытая школа. – 2020. – № 1. – С. 3-6.


Трансформационный потенциал цифровых технологий в образовании

А.Ж. МУРЗАЛИНОВА, директор филиала АО «НЦПК Өрлеу» по СКО, доктор педагогических наук, профессор,
Л.С. АЛЬМАГАМБЕТОВА, заместитель директора филиала АО «НЦПК Өрлеу» по СКО, кандидат педагогических наук, г. Петропавловск


Цифровые технологии играют разную роль, помогая нам в достижении наших стремлений в образовании. Один из фундаментальных вопросов заключается в том, как лучше использовать их для поддержки учителя и ученика в их желании учить и научиться. – Diana Laurillard, Научный центр London Knowledge Lab, Институт образования, Великобритания [1, с. 19].

Уже первые десятилетия ХХI века со своим технологическим развитием-бумом стремительно и кардинально изменили не только направления развития экономик многих стран, но и национальных систем образования. Как отмечается в Национальном докладе о состоянии и развитии системы образования РК по итогам 2018 года, цифровая эпоха человечества ощутимо перестраивает ландшафт рынка труда, порождая новые вызовы к новому поколению людей и их образованию. В образовании, а в обозримом будущем и на рынке труда, главными игроками становятся центениалы – представители поколения Z, или цифророжденные (digital natives) [2].

Приведем характеристику такого поколения из среды обучающихся студентов: «Есть интуитивное ощущение, что их жизнь устроена по-другому, что их интересы шире, чем мы бы хотели, и что их пристрастия меняются чаще, чем мы привыкли, и что они хотят всего и сразу, причем хотят этого всего в готовом и нарезанном виде и с инструкцией по применению. Они хотят быстрых эффектов, не обязательно материальных, но материальных же- лательно тоже. Мы в свое время считали, что все дефицитное дается непосильным трудом, а здесь другие рассуждения: можно все за пять минут найти в готовом виде» [3].

Это поколение выросло в эпоху гаджетов и не сомневается в том, что человечество всегда было цифровым. И как результат – молодые поколения многих стран мира массово учатся в интернете.

Глобальная сеть разрушает географические и временные рамки. Со дня запуска первых массовых открытых онлайн-курсов прошло 7 лет. За эти годы 900 вузов предоставили онлайн-курсы и собрали 101 млн пользователей со всего мира. По данным крупнейшего в мире сайта по массовым открытым онлайн-курсам (МООК) Classcentral, наибольшее число крупнейших провайдеров онлайн-образования сосредоточено в США, в числе которых Coursera, edX, Udacity, Kadenze, Canvas Network, Stanford Languita. Признанной платформой открытого образования в Великобритании является Future Learn, в Китае – XuetangX, CNMOOC, Chinese MOOCs, в Японии – gacco, Fisdom, Open Learning, JMOOC, в Италии – Federica. eu, в Германии – Open HPI, в России – Open Education [4].

Многообразие технологий обучения для получения образования за пределами школы и вдали от учителя диктует необходимость переосмысления организации и содержания образования, дизайна обучения, поскольку цифровая эпоха рождает все новые и новые технологические вызовы.

Чтобы представить уровень цифровых технологий, перечислим вначале – в историческом ракурсе – средства, с помощью которых человечество обучало: папирус и бумага, мел и печатные установки, проекционные аппараты, развивающие игрушки и учебное телевидение. Сегодня это – Bring your own device!

В этих условиях обостряется противоречие: в потоке цифровых технологий цифровое поколение применяет их, т.к. они отвечают стилю и формам молодежной культуры. Но это не означает a priori, что они могут с помощью цифровых технологий учиться, чтобы результатом обучения стало «4К»: креативность, коллаборация, критическое мышление и коммуникация.

Противоречие усиливается тем, что далеко не все педагоги «на ты» с цифровыми технологиями, т.е. знают и умеют их применять для оптимизации процесса обучения в соответствии с требованиями дизайна обучения ХХI века. Конечно, на уроках присутствуют презентации посредством интерактивных досок, оговаривается доступ к цифровым ресурсам и базам данных, воссоздаются обсуждения в режиме реального времени асинхронно онлайн, работает модель «перевернутого класса»…

Но в этом случае цифровые технологии направлены на совершенствование системы образования, тогда как требуется ее изменение для решения амбициозных и сложных проблем всеобщего и эффективного образования.

Вместе с тем авторы издания «Переосмысление педагогики для цифровой эпохи» (вошел в проект «100 лучших учебников мира») Хелен Битэм и Рона Шарп утверждают: «Обучающимся нужны учителя. Как обучающиеся, мы не можем знать, чему можно научиться или с чего начать свой путь обучения, чтобы стать тем, кем бы мы хотели стать. Для этого нам нужно руководство. Педагогика заключается в том, чтобы задать направление обучению, а не оставлять обучающихся предоставленными самими себе в поисках своего собственного пути» [1, с. 18].

Кроме того, цифровая эпоха, существенно расширяющая границы, возможности и ресурсы образовательной среды, актуализирует командную работу педагогов, сформированность навыков которой также является проблемой. Ведь цифровые технологии «перемещают акцент на учащихся для того, чтобы они преодолевали множественность ролей в смешанных пространствах» [1, с. 37]. Для этого нужны объединенные усилия педагогов-тьюторов, тем более что мало кто из профессионалов работает изолированно.

Что же отвечает дизайну обучения, востребованному цифровой эпохой? Прежде всего, назовем сайты и образовательные порталы как учебно-методические путеводители педагогов. При запросе таких ресурсов поисковая система выдает тысячи ссылок.

По результатам нашего анализа, лишь пятая их часть содержит актуальный и качественный контент. Возможно, в силу проверенного исторически закона о переходе количества в качество, пока налицо тенденция, когда любой желающий может создать сайт и обучать там чему угодно, не имея на то необходимой квалификации. Безусловно, это негативное проявление цифровой эпохи. Но оно еще раз подчеркивает необходимость обновления содержания образования на всех его уровнях. В данном случае разработчики сайтов, наряду с информационно-коммуникационными компетенциями и предметными знаниями, должны владеть, как необходимым минимумом, педагогикой взаимодействия и психологией влияния, языковыми навыками, риторикой и имиджелогией (ср.: «проблема современных технологических компаний заключается в том, что их руководители – при том, что они обладают превосходными техническими знаниями и высокой информированностью, – являются людьми образованными лишь наполовину, поскольку не знают философии, истории, антропологии и литературы» [5]).

В этой связи приведем позицию зарубежных специалистов:
– в профессиональном образовании следует не просто учиться на практике: нужно принимать культуру и методы работы выбранной профессии [6];
– профессиональное образование включает в себя переговоры (социализацию) и приобретение более широких и часто совершенно иных форм знаний [7];
– навыки межличностного общения, стандарты поведения и личностно-этическая компетентность необходимы для изучения области практики в дополнение к технической компетентности [8].

Приведенные требования к профессиональному образованию остаются актуальными для андрагогики.

Учитывая недостаточную сформированность IT- компетенций педагогов, составляющих инструментальную основу профессионально-педагогической компетентности, НЦПК «Өрлеу» предлагает курсы в формате Blended Learning. Внедрение данных курсов считаем оптимальным в условиях перехода к цифровой эпохе.

Кратко представим особенность курсовой подготовки педагогов в формате, сочетающем очное и дистанционное обучение.

Здесь система дополнительного профессионального образования не диктует и не навязывает единые стандарты для обучающихся педагогов, что принципиально для андрагогики. При этом каждый обучающийся становится непосредственным субъектом, активным участником процесса обучения посредством собственных технических устройств, исходя из собственных установок и на своих собственных условиях. Такое обучение становится индивидуальным в том смысле, что оно признает социальные, когнитивные и физические особенности и многообразие.

С 2017 года по декабрь 2019 года такими курсами охвачено 3852 педагога, при этом удовлетворенность организацией и содержанием курсовой подготовки отмечают 98,6 % педагогов.

На таких курсах самостоятельная работа – ведущая форма организации образовательного процесса, обеспечивающая преемственность учебно-познавательной и практической профессиональной деятельности педагога для актуализации его развития, саморазвития и самореализации. Организационные формы обучения и, в особенности, обратной связи тренера-тьютора со слушателями курсов Blended Learning способствуют переводу самостоятельной работы в новое качество – самостоятельную деятельность. Слушатели курсов на основе сформированной положительной внутренней мотивации активно участвуют в рефлексивно-исследовательской деятельности, проявляя навыки самоорганизации и самокоррекции усвоенного материала. Тренеры курсов Blended Learning, отходя от роли хранителей знания (репродукторов), занимают позиции разработчиков ресурсов и тьюторов, сосредоточенных на показе того, как с этим знанием обращаться. Таким образом, тренеры и слушатели взаимодействуют согласно теории заинтересованных сторон (stakeholders). По результатам анкетирования сами педагоги воспринимают профессиональное образование «на рабочем месте» как условие успешности карьерного роста. При этом подчеркивают, что оказались в условиях острой необходимости развития информационной культуры, формируемой под влиянием ИКТ. Отметим, что, несмотря на многообразие носителей информации, актуальной остается задача формирования умений педагогов работать с электронными текстами и базами данных.

Роль интерактивного электронного руководства для слушателей курсов выполняет Национальный образовательный портал повышения квалификации педагогов РК с его новым педагогическим дизайном (http: //bl. orleu-edu. kz/). К настоящему времени он пополнен 258 видеоуроками, демонстрирующими наиболее творческие образцы педагогической практики.

Постоянное обновление и пополнение Национального образовательного портала как интеллектуальной образовательной среды, а также создание филиалами сетевых сообществ и активное использование концепции социальных сетей (ИПК ПР по СКО: Orleu Online Resources, Facebook; виртуальная лаборатория «ORLEU Robotics», Website; ИПК ПР по Павлодарской области: Өрлеу-Дайджест-Бренд, Facebook; ИПК ПР по Жамбылской области: Бизнес страница ӨрлеуТараз, Facebook; ИПК ПР по г. Алматы: Almaty Best Teaching Practices, Facebook и др.) отвечает гипотезе Б. Блума, сформулированной при разработке концепции обучения: увеличение времени и частота доступа к информации, а также регулярность обратной связи, особенно если она лишена аффективного компонента, связанного с суммирующей оценкой, гарантирует качественное обучение [9, с. 198].

Итак, современный дизайн обучения требует усовершенствования способов получения знаний с применением сложных цифровых технологий. А педагог цифровой эпохи – навигатор в самостоятельном обучении ученика. Но для этого педагог должен быть профессионалом. Главное отличие педагога-профессионала – применение знаний на практике, причем на уровне ноу-хау. Знание больше не является вопросом интернализации: субъекты образовательного процесса должны «знать, как узнавать», особенно когда знания распределены по нескольким источникам.

С учетом вышесказанного актуальным в аспекте цифровой эпохи является Республиканский конкурс видеоуроков и видеолекций «Панорама педагогических идей». Его инициатор и организатор – НЦПК «Өрлеу».

Участники Конкурса – а их свыше 5000 за 2018 и 2019 гг. – создают видео, которое может обучать коллег 24 часа в сутки и 365 дней в году. Основу 15-минутного видеоресурса составляет авторская идея педагога, которую он развивает в авторскую систему (методику) по ее реализации, иллюстрируя на примерах из занятия.

В феврале Конкурс стартует во всех областях Казахстана, гг. Нур-Султан, Алматы, Шымкент, в декабре завершается рассмотрением на республиканском этапе. Его масштабность не только в географии, но и в охвате всех уровней образования: участие по 66-ти номинациям принимают педагоги от дошкольного до высшего и послевузовского уровней.

Видео к Конкурсу – это не открытые уроки педагогов, снятые на камеру и оцифрованные. Это те цифровые ресурсы, по которым можно научить другого заинтересованного коллегу преподавать.

В электронно-опосредованном мире образования есть понятие «педагогический дизайн». В мировой теории и практике оно означает «мосты между теорией и практикой» и включает в себя набор контекстуализированных практик, которые постоянно адаптируются к изменяющимся обстоятельствам.

Автор видеоресурса – дизайнер в том смысле, что сам моделирует его содержание. Так, чтобы даже на расстоянии суметь сделать понятными и привлекательными свои эффективные направления обучения. В этом смысле автор видеоресурса проявляет проактивность – ответственность и творчество такой силы, которые не позволят становиться рабом ситуации и внешних обстоятельств, напротив, – «подключат» те личностные качества и реакции на внешние воздействия, которые позволят оставаться господином ситуации и внешних обстоятельств.

Дизайн относится к области искусства. Авторы видеоресурсов-победителей проявляют не только глубокое знание преподаваемого предмета, авторскую методику, но и дизайнерские умения: режиссуры, художественной композиции, медиа, языкового оформления и техники речи, музыки. Словом, все то, что делает привлекательной авторскую систему преподавания и мотивирует к тому, чтобы обучать еще лучше. Для этого они выбирают соответствующий инструмент обучения, на основе которого разрабатывают план и структуру, определяют логику развития сюжетной линии и видеоряд, способные вызвать пересмотр и размышление.

Таким образом, дизайн обучения XXI века предлагает новые способы представления педагогического опыта, когда учителя презентуют и обмениваются своими проектами. Эти новые формы цифрового представления обучающего материала доступны в интернет-библиотеках и могут быть просмотрены заинтересованными образовательными субъектами, которые, в свою очередь, реагируют, аннотируют, комментируют. И это гораздо более массовая, целенаправленная, непредсказуемая и богатая форма оценки, чем опрос или лист обратной связи. Она имеет большее влияние на автора проекта в плане его профессионального развития и педагогического совершенствования.

Говоря в целом о цифровых технологиях, можно с очевидностью утверждать, что с помощью них мы можем решать следующие проблемы:
– индивидуализация обучения;
– достижение мировых стандартов качества;
– увеличение числа обучающихся в вузах и экономия времени на приобретение квалификации;
– соответствие образования требованиям рынка труда;
– умная рабочая сила для экономики знаний и экономики простых вещей;
– непрекращающееся в течение жизни образование.

Но для фундаментального решения названных проблем требуется переосмысление цифровых технологий: их трансформационного потенциала, способного изменить систему образования с приоритетом в ней человеческих и организационных аспектов над узкопредметным использованием технологий. Иначе говоря, педагогам следует учиться разрабатывать различные версии дизайна обучения, направляя вектор творческих способностей для новых возможностей в профессиональной деятельности.

Литература

1. Битэм Х., Шарп Р. Переосмысление педагогики для цифровой эпохи. Дизайн в обучении XXI века. – Алматы: Общественный фонд «Ұлттық аударма бюросы», 2019. – 352 с.

2. Тупикина Г.Г., Дочкин С.А. Образовательный портал как способ доступа к информационным ресурсам // Вестник Кем ГУ. – № 2. – 2011 – С. 106-111.

3. Радаев В.В., Медведев С.А., Талалакина Е.В., Дементьев А. В. Пять моих главных вызовов в преподавании //Вопросы образования / Educational Studies Moscow. 2018. № 1. – С. 200-231. – С. 209.

4. Дочкин, С.А. Информатизация дополнительного профессионального образования профессионально-педагогических кадров: организационно-педагогический аспект / С.А. Дочкин: монография. – СПб.: Арден, 2010. – 226 с.

5. Naughton J. (2017) How a Half-Educated Tech Elite Delivered Us into Chaos // The Guardian. November, 19. https: //www. theguardian. com/commentisfree/ 2017/nov/19/how-tech-leaders-delivered-us-intoevil- johnnaughton

6. Lave J., Wenger E. Situated Learning: Legitimate peripheral participation. Cambridge: Cambridge University Press, 1991

7. Harter L., Kirby E. Socializing medical students in an era of managed care: the ideological significance of standardized and virtual patients // Communication Studies – 2004. – 55 (1). – 48-67р.

8. Lincoln M., Carmody D., Maloney D. Professional development of students and clinical educators, in L. meAllister, m. Lincoln, S. meLeod and D. maloney (eds). FacilitatingLearninginClinicalSettings. – Cheltenham: StanleyThornes, 1997

9. Цит. по: Фасоля А.А., Калищук С.А. Конвергенция современных информационно-коммуникационных технологий в образовании // Мир образования – Образование в мире. – 2017. – № 3. – С. 196-200.


Гаджеты в образовании: особенности использования, преимущества и недостатки

Р.А. АЛИХАНОВА, кандидат педагогических наук, доцент, зав. кафедрой педагогики ФГБОУ ВО «Чеченский государственный педагогический университет», г. Грозный, РФ


Использование гаджет-технологий в образовании оказалось поистине бесценным и создало много возможностей как для человека, получающего знания, так и для передающего эти знания. Информационно-коммуникационные технологии относятся к одним из основных драйверов развития нашего информационного общества. Результаты их воздействия на образовательную практику можно наблюдать уже сейчас. Следуя этой эволюции, многие современные исследователи в области педагогики и современной дидактики сошлись на этот счет в едином мнении. Оно заключается в необходимости перехода от традиционной обстановки в классе (аудитории), где учащийся (студент) рассматривается как пассивный потребитель образовательных знаний, к классу, в котором учащиеся (студенты) считаются активными участниками, где приоритет отдается сотрудничеству и обмену информацией в богатой ресурсами среде. Для развития этого сдвига и проведения необходимой образовательной реформы разработчики аппаратного и программного обеспечения продвигают новые технологические инструменты, а точнее образовательные гаджеты.

Анализ оснащенности школ вычислительной техникой свидетельствует о том, что компьютеры используются эффективно, когда:
– существует разнообразие стратегий обучения;
– проводится предварительная подготовка в области применения вычислительной техники в качестве преподавания и средства обучения;
– существует несколько возможностей для обучения (ЕГЭ, совещательная практика, увеличение времени на выполнение задания);
– под «контролем» обучения находится ученик, а не учитель;
– оптимизировано обучение сверстников;
– достигнута обратная связь.

Другими словами, процедура внедрения технологии в учебный процесс подразумевает выполнение следующих условий: активная роль преподавателя; наличие профессиональных кадров; адаптированные подходы к обучению и преподаванию.

Хотя можно утверждать, что использование технологии во время занятий может поддержать конструктивистские подходы, внедрение технологии в классы не предполагает радикального изменения дидактики. Согласно Н. Йелланду, обучение с использованием технологий требует больше, чем превращение учебной деятельности в цифровую. Речь также идет о создании «контекстов для аутентичного обучения, которые используют новые технологии в интегрированных и содержательных формах для повышения производства знаний, коммуникации и распространения идей».

Становится вполне очевидным, что при интеграции технологии в учебную обстановку именно учитель несет главную ответственность за продвижение этой образовательной инновации. В этом свете М. Фуллан сформулировал три важных критерия оценки для образовательных инноваций. Они представлены в виде возможности:
1) использования адаптивного материала;
2) новых подходов к обучению;
3) изменения убеждений.

При этом необходимость исследования восприятия, как подчеркивается многими авторами ВОЗ, вызвана тем, что учет представлений конечных пользователей об этой технологической инновации имеет решающее значение для прогнозирования успеха, скорости и степени ее внедрения в образовательную практику. Однако следует изучить точки зрения и отношение самого педагога к инновациям. Кроме того, исследования показывают, что убеждения педагогов имеют решающее значение, поскольку связаны с фактическим использованием реализованной технологии. Личная готовность педагогов к освоению и внедрению инноваций в свою аудиторную практику является залогом успешной инновационной деятельности.

В этом контексте различают два типа учителей (преподавателей). Первые имеют конструктивистский подход, либо бихевиористские взгляды на использование технологии в образовании. В частности, это учителя (преподаватели), придерживающиеся более традиционных представлений о преподавании и обучении, как правило, использующие дидактические методы обучения. В то время как учителя с более конструктивистскими убеждениями обычно применяют ориентированные на учащихся методы исследования. Принятие их убеждений, безусловно, является первым шагом в развитии более глубокого понимания образовательных инноваций в контексте сложных аудиторных практик.

Интеграция инновационных технологий в ходе аудиторных практик неизбежно требует от педагогов овладения новыми технологическими и педагогическими навыками. К примеру, дидактическое использование планшетных устройств имеет решающее значение для процесса обучения. Преподавателям необходимы умения, позволяющие трансформиро- вать содержание обучения, так называемое технологическое педагогическое содержание знаний (ТПСЗ). Тем не менее, известно, что большинство учителей интегрируют технологии для предоставления контента в цифровом виде вместо того, чтобы использовать их для улучшения ориентированных на учащихся подходов. В этом свете можно представить учебную модель преобразования Welliver. В ней описаны этапы, отражающие уровень интеграции технологий у педагогов. Это пять ступеней – ознакомление, использование, интеграция, переориентация и эволюция. В то время как ознакомление предполагает этап, на котором учитель узнает о технологии и ее потенциальном использовании, эволюция относится к этапу, на котором технология является инструментом обучения, легко вписывающимся в процесс обучения. Другими словами, технология может быть интегрирована на разных уровнях – от улучшения обучения до его трансформирования.

Использование технологий позволило устранить существовавшие ранее барьеры и границы, поскольку студенты и преподаватели могут сотрудничать с другими, находящимися в различных географических районах участниками. Также это способствовало развитию дистанционного обучения и позволило преподавателям охватить учащихся из различных стран мира. Многие высшие учебные заведения освоили технологию и создали виртуальные онлайн-классы.

Обучение онлайн является доступным и гибким как для студента, так и для преподавателя, каждый может в одно и то же время учиться или преподавать.

Эти достижения в области обучения с помощью технологии имеют много преимуществ и недостатков. Платформы поддерживают как преподавание, так и обучение. Учебные классы были оцифрованы с помощью технологий, а такие средства обучения, как iPad и компьютеры, действительно облегчили это.

Однако, как и любое новшество, используемое человеком, даже инновации имеют свои преимущества и недостатки, а именно к преимуществам относятся [1]:

1) Отсутствие границ. Технология облегчает онлайн-обучение и, в отличие от традиционной настройки класса, делает его гибким. Студенты из разных частей земного шара могут получить доступ к одному и тому же контенту из любого места, не передвигаясь на большие расстояния. Прогресс в области виртуальных технологий помогает студентам и преподавателям общаться с далекими географическими районами в режиме реального времени. Таким образом, студенты могут задавать вопросы и легко получать ответы от своих преподавателей с помощью таких инструментов, как Skype и другие онлайн-инструменты видеовызова.

Онлайн-образование – это то, что пришло и сделало вещи намного проще, поскольку во всем мире университеты публикуют свой контент онлайн для студентов всех стран, тем самым облегчая к нему доступ.

2) Доступ к ресурсам. Технология помогает студентам получить доступ к открытым образовательным ресурсам из самых рейтинговых университетов мира. Эти ресурсы публикуются на общедоступной платформе, ими бесплатно могут пользоваться все, кто имеет доступ к интернету. Ресурсы включают электронные книги, подкасты, видео и учебные пособия. Большинство учителей приняли такие платформы, как YouTube. Они облегчают студентам доступ к контенту, размещение которого предельно легкое. Использование смартфонов также помогло в этом стремлении сделать образование более доступным с помощью такого приложения, как Edtech. Преподаватели учатся у коллег, как, используя соответствующие видео, применять различные навыки преподавания. Эти учебные пособия загружаются для того, чтобы они были доступны всем, что облегчает самостоятельную подготовку. Платформы, где этот контент можно найти: TeacherTube, YouTube и learn2learn. Что особенно важно – доступ к ним бесплатный.

3) Мотивационный критерий. Использование технологии заставляет студентов чувствовать, что они контролируют получаемую информацию. Ввиду того, что современная молодежь сама по себе уже «оцифрована», современные студенты более комфортно учатся с помощью компьютеров, поскольку они могут заниматься в своем собственном темпе, пространстве, которое расширяет возможности человека. Многие вузы вводят в практику процесс публикации аудиторных занятий в оффлам режиме на веб-платформе данного вуза, что дает студенту возможность получить доступ к контенту в свое свободное время и учиться в своем темпе, а заметки отправить по электронной почте.

4) Совершенствование навыков и умений. Использование технологии знакомит студентов с множеством учебных материалов, которые помогают освоить написание правильных предложений и техники пунктуации. Это можно сделать с помощью средств обработки текстов в таких доступных программах, как MicrosoftWord и OpenOffice. Эти приложения имеют встроенные и необходимые словари, которые выделяют любые ошибки, предлагают правильный способ написания слова или фразы. Также существуют приложения конкретной направленности для студентов, желающих получить знания по своему профилю, к примеру, студенты лингвистических факультетов на данном этапе активно используют приложение BUSUU, помогающие в изучении многих различных языков, а также грамматики. Благодаря технологии, многие повышают грамотность, публикуя блоги, кроме того там студенты получают возможность проявить творчество, стать писателями, совершенствовать свои коммуникативные навыки со сверстниками.

5) Совершенствовать процесс подачи и восприятия учебного материала. Различные цифровые платформы помогают сделать обучение для студентов более легким, узнать различные особенности. Проводить интеграцию различных предметных областей, посредством которой преподаватель получает возможность привлечь внимание студентов к определенной области, теме изучения.

Недостатки:

1) Технология может отвлекать внимание. Когда гаджет используется в обстановке аудитории, то это может стать причиной, способствующей отвлечению внимания. Студенты вместо того, чтобы изучать предмет, могут заниматься играми на компьютере или iPad. В этом случае лучший способ решения проблемы – ввести правила, регулирующие использование гаджетов в классе с наказанием для тех, кто их не соблюдает.

2) Низкое качество интернет-ресурсов. Большая часть доступного учащимся в интернете онлайн контента не была одобрена или подтверждена фактами. Любой человек может просто опубликовать все, что считает необходимым сказать по этому вопросу, не заботясь о том, является это фактически правильным или нет. Студенты должны быть уверены, что контент, который находят в интернете, проверен и соответствует действительности.

3) Трудоемкий процесс планирования образовательного времени. К этому должны быть готовы те, кому не хватает навыков работы на компьютере, особенно педагоги «старой закалки», имеющие трудности в использовании современных образовательных гаджетов.

Итак, как мы можем отметить, при всех преимуществах, которые современные гаджеты приносят в образование, они не лишены недостатков. Если учитель не знаком с использованием современных технологий, ему будет трудно управлять образовательным временем или делиться контентом со студентами, другими преподавателями. Чтобы добиться положительного результата, каждый должен быть обучен тому, как использовать гаджеты, будь то компьютеры, планшеты или мобильные приложения. Невозможно осуществить реализацию системы, в которой пользователи не умеют работать.

Резюмируя все вышесказанное, можно сделать следующий вывод. По мере развития технологий педагогическая практика должна постоянно эволюционировать. Это позволит применять в работе происходящие изменения и при этом отслеживать их влияние. Современные гаджеты в образовании подобны обоюдоострым мечам – могут как улучшить учебную деятельность, так и свести ее к нулю [2]. Гаджеты могут быть использованы во время проведения вступительного экзамена в колледж, а также для обмана на экзамене. Однако при наличии надлежащих, призванных регулировать их использование структур, плюсов намного больше, нежели минусов. Еще одним преимуществом цифровых технологий является простота разработки образовательных ресурсов. Самые большие проблемы этой области – качество материала и его постоянное обновление. Архивирование и сохранение образовательных ресурсов имеют решающее значение для понимания трансформации образовательной сферы.

Внедрение технологий в преподавание имеет свои проблемы, поскольку оно может быть сложным и длительным. Все зависит от преподавателя, которому предстоит найти баланс между затраченным на внедрение технологии временем и ее потенциальным влиянием на обучение.

В настоящее время все цифровые технологии появляются для поддержки образования, задача преподавателей – их освоение и применение в образовательной среде.

Список использованной литературы:

1. Гаджеты имеют свое место в образовании, но они не заменяют знаний [Электронный ресурс]: https: //www. theguardian. com/global/commentisfree/2015/jan/05/gadgetseducation- knowledge-technology-learning (дата обращения 22.01.2020)

2. Pros and Cons: Modern Gadgets in Education [Электронныйресурс]: https: //www. studyandscholarships. com/2017/01/pros-and-cons-modern-gadgetsin- education. html (дата обращения 21.01.2020)

 

 

Наши друзья


 

 
 
 
Журнал выходит 1 раз в месяц и распространяется по подписке в школах, лицеях и гимназиях/font>i>
 
 
Копирование материалов
без ссылки на сайт
запрещено
 

 

E-mail: o.shkola@rambler.ru      

0050035, г.Алматы, 8 м-н, д.4, кв.82, тел. 8(727)249-84-38, 8(727)290-92-10